Бессмертные клетки

Клеточные технологии – одно из новейших направлений в современной медицине. В чем его перспективность?

– Стволовые клетки – это все еще далекий миф или уже реальность? Есть какие-то практические результаты их использования?
В. Савченко: Сегодня стволовые клетки широко и успешно применяются, по сути дела, только в гематологии. Точнее, в лечении рака крови. С их помощью мы добиваемся поразительных результатов.
Если в некоторых случаях эффективность химиотерапии у больных раком составляет лишь 30 %, то с применением стволовых клеток – 60%.
В. Смирнов: Некоторое время назад Европейский комитет по лечению рассеянного склероза опубликовал рекомендации по применению стволовых клеток в лечении этого заболевания. Здесь стволовые клетки "делают" то, чего было невозможно добиться еще несколько лет назад. А именно – болезнь замирает на определенном уровне и не прогрессирует. Это огромное достижение.
– Что такое стволовые клетки и в чем заключается их целебная сила?
В. Смирнов: Стволовые клетки есть у каждого из нас. Это своеобразные запчасти, которые помогают организму восстановиться, если в его слаженной работе произошел какой-то сбой.
Клетки бывают двух видов: кроветворные и стромальные. Первые служат только для образования новых клеток крови, вторые – для всех остальных тканей.
Кроветворные стволовые клетки содержатся в костном мозге –"центральном складе запчастей". Немного стромальных клеток находится в каждой ткани – на случай обновления или небольшой поломки, а основное их количество – все в том же костном мозге.
Уникальность стволовых клеток – в их "бессмертии". Дело в том, что они способны делиться не так, как обычные клетки, которые размножаются симметрично. При делении одной клетки появляются две родные "дочери", похожие на "мать".
Стволовые клетки обычно делятся по-другому: они тоже дают две дочерние. Но одна из них подобна материнской, а другая – совершенно иная, из нее образуется конкретная ткань. Такое деление дает возможность помочь другим и в то же время сохранить себя – поэтому стволовые клетки живут столько, сколько человек.
В последние годы лечение, а точнее, пересадка стволовых клеток – это перспективный способ борьбы с различными недугами.
– Если это пересадка, значит, клетки нужно откуда-то сначала взять. Что это за источники?
В. Савченко: Все зависит от назначения клеток. Теоретически их можно получить из костного мозга – либо своего, либо иммунологически совместимого донора, из эмбрионов или из пуповинной крови.
Пуповинная кровь – хороший источник стволовых клеток. И гораздо более простой, чем донорство. Главное – подобрать подходящий образец. Подбор клеток костного мозга занимает 135 дней, клеток пуповинной крови – несколько недель. С каждым годом этот срок становится все меньше.
Рождение человека – это стресс и мобилизация его жизненных сил. В этот момент кроветворные стволовые клетки выбрасываются в кровь младенца и плаценту. Их совершенно без вреда для ребенка можно выделить и хранить достаточно долго.
Ю. Романов: Для сбора и хранения стволовых клеток, в том числе и выделенных из пуповинной крови, сейчас существуют криобанки. Они получили широчайшее распространение в мире.
Сейчас в мире насчитывается более 50 таких банков или их объединений: около 30 – в США и чуть больше 20 – в остальных странах мира.
В Москве работает несколько криобанков. За исключением одного все они – "фамильные", то есть хранящие только именные образцы. Клетки берутся от конкретного ребенка и в течение всей жизни хранятся для него в качестве биологической страховки. И если вдруг понадобится, то этому ребенку или его кровному родственнику их трансплантируют для борьбы с поразившим его заболеванием.
– А почему все же так много говорят о стволовых клетках? Ведь реальных результатов, согласитесь, не так уж много?
В. Смирнов: Есть возможность совершить с их помощью прорыв в лечении многих заболеваний. Многие серьезные клиники во всем мире, в том числе и в России, активно работают в этом направлении.
Вокруг стволовых клеток существует много домыслов, фантазий и преждевременных выводов. Ну это, наверное, нормальное явление. Слишком большие ожидания порождают завышенные надежды.
Стволовые клетки просто незаменимы в онкологии. Ведь химиотерапия, радиотерапия, убивая опухоль, одновременно уничтожают все хорошие кроветворные клетки. Потом нужно полностью восстанавливать костный мозг. А стволовые клетки помогают решить эту проблему.
Очень хорошие результаты в неврологии. Прежде всего в лечении клетками пуповинной крови инсульта. Выводы впечатляющие: стволовые клетки помогают достаточно быстро восстановить утерянные функции. А ведь инсульт считается неизлечимым и непредсказуемым заболеванием.
Большие надежды возлагаются на лечение с помощью клеточных технологий таких сложных заболеваний, как болезнь Паркинсона и Альцгеймера.
Широко начинают использоваться стволовые клетки в офтальмологии. Например, они помогают справиться с ухудшением и потерей зрения при диабете, с глаукомой.
Стромальные стволовые клетки применяются и в ортопедии. С их помощью можно бороться с такими заболеваниями суставов, как артрозы и ревматоидные артриты. Также им подвластны восстановление хрящевой ткани, лечение костных дефектов, ускорение заживления переломов. Особенно это актуально у женщин старшего возраста, когда повышается ломкость костей. Теперь существует реальный шанс буквально поставить людей на ноги. Это все первые ростки. Но работа в этом направлении идет чрезвычайно напряженная.
Ю. Романов: Клеточные технологии используются и в кардиологии, в частности в лечении острого инфаркта.
Суть инфаркта – нарушение кровоснабжения определенного участка сердечной мышцы и ее гибель. А если стволовые клетки обладают способностью образовывать разные ткани, то в случае инфаркта нужно заставить их как бы восстановить те элементы, из которых состоит сердце.
Технология такова. В ближайшие неделю-полторы после инфаркта берутся собственные костномозговые клетки и вводятся в коронарную артерию. А дальше они проникают в ткань сердца и начинают делать то, что нужно для нормальной работы сердечной мышцы.
За последние несколько лет в Европе таким образом было вылечено более 200 человек. Утраченная функция сердца – способность сокращаться и прокачивать кровь – частично восстанавливается.
Один из самых тяжелых случаев в кардиологии – сердечная недостаточность. Единственным выходом до недавнего времени была пересадка сердца. Таких людей миллионы, а трансплантаций сердца проводятся единицы. Поэтому так важно получить хоть какую-то возможность излечения другими методами. В частности, стволовыми клетками.
Клеточные технологии – это реальный шанс избавления от многих недугов, часть из которых до последнего времени считалась неизлечимыми. На данный момент в этом списке около 45 заболеваний. В дальнейшем их количество будет только увеличиваться. Вот почему к ним приковано такое внимание.
– Понятно, что медики делают все возможное, чтобы стволовые клетки быстрее нашли применение. А возможна ли какая-то реальная помощь со стороны общества?
В. Савченко: Во многих странах существуют регистры потенциальных доноров. В мире сейчас 6 миллионов протестированных доноров. Это люди, которые по собственной инициативе и за свои деньги прошли обследование. В случае необходимости они готовы поделиться своими стволовыми клетками с теми, кто в них нуждается.
К сожалению, В России таких регистров практически нет. Есть небольшие группы в отдельных крупных городах, но их мало. На создание базы потенциальных доноров нужны средства и время.
Для нас же самый эффективный и быстрый путь – банки пуповинной крови. Создавая банк стволовых клеток пуповинной крови, мы страхуем себя на будущее. Если одна мама сохранила клетки своего малыша, то же сделала другая, третья, тогда в случае необходимости будет из чего выбрать.
В. Смирнов: Чтобы любой пациент мог воспользоваться этими образцами, нужен регистр безымянных образцов. Не меньше 10 тысяч образцов пуповинной крови должно быть в банке, чтобы он имел практическое значение.
Пока ни один столичный банк не имеет такого количества образцов, хотя в Москве и области за год происходит 100–110 тысяч родов. Сейчас в Министерстве здравоохранения и социального развития обсуждается вопрос о целесообразности объединения всех банков для работы над созданием регистра безымянных образцов. Таким образом, у нас появятся дополнительные возможности для борьбы с очень серьезными заболеваниями.

Если вам была полезна информация, поделитесь ею, пожалуйста!
Наталья ЕПИФАНОВА

Похожие статьи: