Как выбрать доктора?

Десять лет назад мать, если у нее заболел ребенок, могла вызвать к нему только участкового педиатра из поликлиники по месту жительства. Сегодня у родителей есть выбор. Мы попросили трех молодых московских мам рассказать о том, чем они руководствуются в современных условиях, выбирая врача для ребенка.

Полина ЛЕБЕДЕВА, компьютерный дизайнер издательства "Книжный дом": – Я давно решила: у моей Дашеньки будет все самое лучшее. Никаких участковых педиатров. И вовсе не потому, что я считаю этих врачей недостаточно квалифицированными. Просто если человек должен за полдня принять тридцать больных детей, а потом своими ногами обойти тридцать квартир по вызову, то у него едва хватит сил на то, чтобы помыть руки перед осмотром. О каком индивидуальном подходе может идти речь? Им важно только поскорее "поставить галочку", выписать рецепт, а здоровье ребенка где-то на десятом месте. Я сразу решила, что с участковым врачом мы общаемся только на официальной почве. Нам от него нужен только больничный. Я предпочитаю обратиться в частную медицинскую фирму, где ребенком действительно будут заниматься, где располагают хорошей дорогой аппаратурой, а медперсонал исключительно вежлив. Для здоровья Дашеньки мне не жалко никаких денег. К тому же в нормальных частных медицинских организациях для постоянных клиентов существуют скидки. Татьяна НОВОСЕЛЬСКАЯ, врач-ревматолог московской поликлиники # 91: – По опыту своих однокурсников, ушедших работать в частные структуры, знаю: там не всегда оказываются самые лучшие профессионалы. Часто туда приглашают работать по родству и сватовству, ориентируясь на научную степень или на высоких покровителей. К сожалению, все это не всегда напрямую связано с талантом и опытом врача. Знакома со многими блестящими специалистами, которые не сочли нужным выделить время для защиты кандидатской или докторской диссертации. Но многие из тех, кто хочет достичь настоящего мастерства, все же остались в государственных медицинских учреждениях. Там существуют профессиональная структура, традиции, там есть чему поучиться у "мэтров". К тому же и все медицинские новинки всегда в первую очередь апробируются в институтах и центрах с историей, насчитывающей не один десяток лет. И именно там, мне кажется, легче найти хорошего знающего и опытного врача для ребенка. Дело ведь не в том, чтобы заплатить или не заплатить за лечение деньги. Сколько ни плати посредственному врачу, он лучше работать не станет, потому что не умеет. Поэтому стараюсь лечить своего сыночка в крупных медицинских центрах. Конечно, и там за некоторые услуги приходится платить, правда, меньше, чем в частных учреждениях. Но, во-первых, здоровье ребенка стоит этих денег. И заплатить за сложные анализы или обследование на современной аппаратуре – это нормально. Конечно, чтобы сдать анализ мочи или проверить прибавку в весе, я не поеду за тридевять земель – для этого и существует районная поликлиника. А вот по более серьезным поводам ищу для ребенка действительно хороших специалистов. У сына с малых лет близорукость – наблюдаемся в Институте Гельмгольца, слабое горло лечим в гомеопатическом центре. Врач-педиатр у него – моя однокурсница, которая работает в Центре охраны здоровья матери и ребенка. А если случится какая-то неожиданная беда, то не буду вызывать "скорую", чтобы отвезли куда поближе – возьму такси и поеду в Морозовскую больницу. Благо, теперь с московским страховым полисом везде примут, не спрашивая, почему обратились именно сюда. Юлия АНЦИФЕРОВА, многодетная мать, домохозяйка:

– Врач может быть очень хорошим специалистом, но если он не любит детей, я ему своих сорванцов не доверю. К тому же он должен уважать родителей. Однажды у нашего среднего сына обнаружили гайморит. Врач в районной поликлинике никак не мог его вылечить, и мы решили обратиться в частное учреждение. Выбрали кандидата наук. Он с нами разговаривал исключительно медицинскими терминами, всячески подчеркивая нашу неграмотность, то, что мы все делали неправильно, запустили процесс и теперь мало чем можно помочь. В конце концов он назначил какие-то очень болезненные процедуры, из-за которых пришлось лечь в стационар. Смысла этих процедур он нам не объяснил, и мы с мужем два дня мучились в неведении, как там наш сыночек. Тем более, что он у нас такой чувствительный, ранимый, и само пребывание вне дома было для него потрясением. Лечение ему помогло, но наша семья испытала ненужный стресс, и остался неприятный осадок. Так что к этому врачу мы больше обращаться не будем. Татьяна Новосельская:

– Вы имели право потребовать у врача всю информацию о состоянии здоровья ребенка и назначаемых ему процедурах. Кроме того, настоящий профессионал старается разговаривать с пациентами на понятном им языке, стремится разъяснить все возникающие у них вопросы. Это тоже входит в понятие врачебного мастерства и профессиональной этики. И еще одна ошибка: если вы не очень доверяете этому специалисту, совсем не обязательно "идти до конца" и продолжать лечение, раз уж вы попали на консультацию. Если доверия к врачу не возникло, лучше ищите другого. Как врач, могу сказать: самое эффективное лечение в том случае, если пациент доверяет своему доктору. А если уж доверились, то лучше полностью поручить себя ему и не ходить от одного врача к другому, сравнивая выписанные рецепты и назначенные процедуры. Юлия Анциферова:

– Я и сама пришла к такому выводу и стала лечить детей просто у хороших знакомых. Если человек любит детей и именно эти дети ему очень дороги, то, поверьте, результат получается не хуже, чем при использовании ультрасовременной аппаратуры и дорогостоящих лекарств. Тогда интуиция, заинтересованность и знание детской психологии подсказывают самое верное решение. У меня был случай, когда ребенок очень сильно кашлял, а нашего знакомого лор-врача в городе не оказалось. Так что пришлось консультироваться по телефону со знакомым кардиологом. И поскольку эта женщина хорошо знает моего ребенка и не поленилась долго и внимательно расспросить меня о характере кашля, длительности, обо всех его особенностях, она поставила правильный диагноз. И дала верный совет, как себя вести. Что и подтвердил наш "лор", когда через некоторое время приехал осмотреть ребенка. И кстати, приятно, когда врач с уважением относится и к матери, подробно ей объясняет, что и для чего нужно ребенку. Возникает желание вместе бороться за здоровье детей, а это очень важно. Таким примером, кстати, для меня и является наша старенькая врач-окулист в районной поликлинике. Когда у старшего стало ухудшаться зрение, я пришла к ней. И получила столько полезных советов, как нужно питаться ребенку, какие упражнения могут ему помочь, как следить за нагрузкой на глаза, что сразу же поверила в лучший исход. Действительно, развитие близорукости удалось приостановить. Полина Лебедева:

– Не стоит путать удовольствие, которое ты получаешь от общения с врачом, и его квалификацию. Есть такие "душки", которые лечат с нулевым результатом, но сразу это не поймешь. Я считаю, что здоровье ребенка – это слишком серьезно, чтобы основываться на своих субъективных ощущениях. Я оцениваю врача не по его приятной внешности или душевным разговорам, а по тому, насколько он помог моему ребенку. Юлия Анциферова:

– Мне кажется, что тут еще важно доверять себе самой, своему материнскому опыту. Однажды моя младшая дочь заболела пневмонией, ей назначили антибиотики, стали делать уколы. Я сказала врачу, что девочка плохо переносит инъекции. Врач ответила, что ничего не поделаешь, инъекции более эффективны. Каждый день в одно и то же время приходила медсестра и делала укол. В конце концов девочка так возненавидела и эту сестру со шприцем, и даже этот час дня, что у нее при очередной инъекции началась истерика. Лечение пришлось прервать, а потом провести новый курс – в таблетках. А если бы я настояла на том, что нужно пить таблетки, то дочке не пришлось бы проходить курс дважды. Татьяна Новосельская:

– И кстати, вы имели полное право потребовать у врача, чтобы он заменил инъекции таблетками. На это счет существует даже специальное указание Минздрава. Нас действительно подводит неосведомленность. Именно поэтому я стараюсь регулярно читать медицинскую прессу и популярные издания о здоровье, смотреть телепередачи. Вспомните американский сериал "Скорая помощь" – там любому пациенту или его родственникам врач перед операцией объясняет все подробности. И дело не только в том, что там за все приходится платить. Просто на Западе считают, что человек сам ответственен за свое здоровье и здоровье своих детей, что он вправе выбирать. У нас же чаще встречается другое: "Больной, идите, мы лучше вас знаем, как вас лечить"". Нам всем вместе нужно бороться с такими установками. А для этого нужно проявлять активность. Особенно когда речь идет о детях.

Анна ПОЛЯНСКАЯ