Меняемся, подстраиваемся, прорываемся

Меняемся, подстраиваемся, прорываемся

Этот год проходит под знаком кризиса. Какие советы дают специалисты, чтобы поддержать нас в трудной ситуации?

Консультирует московский психолог, бизнес-тренер Игорь Леонидович Добротворский.

 

– Когда кризис только начинался, психологи давали бодрые советы: жизнь, как зебра, на смену трудностям придет удача, верьте в свои силы.

– Я думаю, что основная сложность данного кризиса в том, что он затяжной. Никто не может предсказать, когда в экономике начнется процесс оздоровления.

Мы анализируем выступления экспертов и понимаем, что они не способны сделать никакие прогнозы, ответить, что будет с курсом валют, вкладами, безработицей. За последние годы относительной стабильности мы привыкли смотреть в будущее с оптимизмом, уровень нашей жизни заметно вырос.

А сейчас все изменилось –

кому-то существенно урезали зарплату, кого-то уволили. У многих исчезает уверенность в завтрашнем дне. Отсюда – чувство дискомфорта. Сегодня себя «в своей стихии» чувствуют, в основном, люди, которые умеют быстро приспосабливаться к переменам.

Хотя такой опыт есть у всех, кто прошел через 90-е годы, когда мы теряли сбережения, осваивали новые профессии, учились жить по законам конкуренции в бизнесе и на рынке труда. К кризису следует относиться как к испытанию, через которое нужно пройти. В жизни, согласитесь, бывают гораздо более сильные потери, чем ухудшение финансового положения. Болезнь, смерть, разводы, крушение надежд, утрата смысла жизни. Да мало ли чего еще?

– С какими проблемами сегодня к вам обращаются клиенты?

– Представители среднего класса говорят о своих тревогах и страхах – у кого-то пошатнулся бизнес, кто-то боится, что не выплатит кредит. Людей волнует, что они не могут прогнозировать свое материальное положение, должны отказываться от каких-то крупных приобретений, учиться экономить, жить по средствам. Сегодня самая сложная вещь, судя по моим клиентам, – это неизвестность. Страх перед будущим.

Жизнь в условиях кризиса приводит к тому, что многие не выдерживают психологического напряжения, не справляются со стрессами. Человек устроен так, что если его головной мозг считает какую-то ситуацию угрожающей, в теле начинаются определенные реакции и организм запускает аварийные программы. Если стресс становится затяжным, у нас нарушаются механизмы психологической и биологической адаптации. Это приводит к неврозам, бессоннице, синдрому хронической усталости, депрессиям.

Я помогаю своим клиентам снимать напряжение и искать точки опоры. В нынешней ситуации лучше себя чувствуют те, кто перестает волноваться и начинает правильно расставлять жизненные приоритеты, намечать новые цели. Кто не опускает рук, а сопротивляется.

Интересно, что некоторые представители бизнес-элиты, наоборот, стараются выжать из кризиса все, что можно. Он их мобилизует. Один вип-клиент рассказывал мне: «Для меня кризис –

это драйв, адреналин, позитивный стресс. Он заставляет намного быстрее думать и эффективнее работать. Такого же отношения к делу я требую от своих сотрудников. А от тех, кто недостаточно профессионально относится к работе, от нахлебников, благодаря кризису я избавился».

А вот у бизнес-леди, в отличие от мужчин, картина другая. О кризисе они говорят спокойно: «Денег у меня много. Если что-то потеряю, смогу заработать еще. Но вот в семье у меня проблемы». Как правило, эти проблемы связаны не с мужьями, а с родителями и детьми. Женщины, сделавшие себя сами, часто жалуются, что у них нет взаимопонимания с самыми близкими людьми.

– Какие психологические установки помогают переживать кризис? Как правильно выстраивать «антикризисную защиту»?

– Я думаю, что лучшая антикризисная защита – это философ-

ское отношение к реальности. Кризис – прекрасное время провести переоценку ценностей, взглянуть на свою жизнь свежим взглядом, задаться вопросами: как я хочу жить? Что нужно для меня и моей семьи? Что во мне подлинное, а что навязанное внешней средой?

Все мы, увы, во многом заложники общества потребления, в котором живем. Но идея бесконечного потребления приводит к духовному тупику. Кризис – это возможность «соскочить с иглы потребления», задуматься, наконец, о душе, смысле жизни. Все же для нас не в деньгах счастье.

Сегодня социологи предсказывают, что нынешний год станет временем угасания глянцевой моды и преклонения перед гламуром. На смену погоне за гламуром придет более рассудочная потребительская философия. И это понятно, ведь уже произошло существенное падение доходов среднего класса.

Кризис нужно принять как данность. А что здесь сделаешь? Это как восход и заход солнца. Сложные ситуации, в которые мы попадаем, непременно чему-то учат: соизмерять свои желания и возможности. Кроме того, они дают и шансы на какие-то перемены в жизни. Например, сменить сферу деятельности, на что в стабильной ситуации трудно решиться.

В периоды испытаний у человека выстраивается в голове правильная шкала ценностей. Он начинает понимать, что самое главное в жизни – не внешние атрибуты успешности, а то, что нельзя купить за деньги – здоровье, позитивный настрой, семья и друзья.

– И все-таки многих людей пугает понижение социального статуса. Трудно сказать себе: «Я – неудачник»…

– А почему обязательно неудачник? Это неправильная формулировка, занижающая самооценку. Называйте себя лучше человеком, который на какое-то время отказался от карьеры, пошел на понижение социального статуса ради того, чтобы разобраться в себе, ради духовных поисков, более спокойной и гармоничной жизни, семьи или творчества. В переводе с английского дауншифтинг –

«спускаться вниз». Он как идеология возник на Западе на рубеже XX и XXI века. В последние годы как раз накануне кризиса входил в моду и в России.

Его последователями становились успешные люди, которые многого добивались в профессии, но в какой-то момент говорили себе: «Стоп. Хочу сделать паузу в карьере. Я устал все свое время проводить в офисах и пробках. Я не хочу больше зарабатывать, чтобы больше тратить. Я хочу больше времени посвящать своей семье, самому себе, своему хобби».

Примером красивого и элегантного дауншифтинга можно назвать карьеру Ирины Хакамады. В 90-е годы она сделала яркую карьеру в политике, а сегодня оставила эту сферу и стала человеком богемы, занимается творческой деятельностью: пишет книги и сценарии, ведет мастер-классы, работает на радио, предстала перед публикой в качестве модельера. А когда ее спрашивают про кризис, она говорит: «Мне тяжело, как и всем. Я кручусь как белка в колесе. Но мне нравится жизнь, которую я теперь веду».

– Если случилось самое неприятное – человек потерял работу. Как здесь действовать?

– От увольнения никто не застрахован. Даже и в спокойные периоды. К этому надо всегда быть готовым. Кризис затронул, прежде всего, людей следующих профессий: биржевых брокеров, финансовых аналитиков, банковских служащих, пиарщиков, рекламщиков и, конечно, офисных работников. Сегодня все предприятия проводят оптимизацию персонала, и ценятся только незаменимые специалисты, которые умеют делать реальное дело – лечить, учить, работать на производстве.

Нужно быть готовым к тому, что в условиях кризиса процесс поиска работы не будет легким. Важно, чтобы безработица не затянула вас как трясина, чтобы у вас не началась апатия. Поэтому сохраняйте привычный ритм жизни, установленный режим дня. Постарайтесь свободное время, которое у вас появилось, провести для себя с максимальной пользой – займитесь здоровьем, не забывайте о физических нагрузках, почитайте, пообщайтесь с друзьями.

В поисках работы задействуйте все свои наработанные связи и знакомства – профессиональные, дружеские. Не стесняйтесь просить о помощи в трудоустройстве.

Не забывайте о том, что вам необходимо повышать свой уровень образования – читайте специализированную литературу, посещайте профильные мероприятия –

«круглые столы», конференции. Успех в поисках работы напрямую зависит от вашей активности и умения подавать себя с максимально выигрышной стороны.

При поиске работы важно не бродить по замкнутому кругу: если вы чувствуете, что в области вашей специализации затишье, расширяйте зону своих интересов.

Взгляните на кризис как на новые возможности. Как говорит один мой знакомый: «Не голодомор же. Переживем и этот кризис».

Татьяна МЕДВЕДЕВА