• Без рубрики

Не хочу сидеть на минералке

Когда мы садимся на строгие диеты, наш организм испытывает дискомфорт. Что чувствуют желудок, печень и жировые клетки?
Озвучивает «мысли» наших органов кандидат медицинских наук, частнопрактикующий диетолог-нутрициолог 
из Москвы 
Марина Владимировна Копытько.
Слово желудку 
Это безобразие! Она совершенно не любит меня и не ценит. Обращается со мной, как со своим рабом: держит на хлебе и воде и хочет, чтобы я хорошо работал. 
Скажете, я жалуюсь, ворчу? Да протестую, как могу. Не повезло ее коллегам: мое урчание-ворчание сейчас раздается на весь офис. 
И поделом ей. Снова выдумала сидеть на диете. А чему ее в детстве учили? Кушать надо по чуть-чуть и несколько раз в день. Тогда и я буду чувствовать себя хорошо, и она. А если меня не кормить, я расстроюсь. Во всех смыслах этого слова. Поначалу буду ворчать, как сейчас. Потом начну сжиматься. А затем и вовсе заболею. 
Думает, что гастритом ее мама пугала для того, чтобы она суп ела. А пугали ее совсем не зря. Если еда ко мне долго не поступает, и вправду может начаться гастрит. 
Это у нее два дня в неделю выходные, а я работаю круглосуточно. Тем более, что она из-за своей диеты все время думает о еде. А когда человек о ней думает, я выделяю пищеварительный сок. И если ничего в меня не попадает, то куда мне этот сок девать? Остается только одно – разъедать собственные стенки. 
А самое обидное, я знаю, чем это все закончится! Она посидит еще недельку на кефире да на минералке. Потом ей все это надоест, и она закажет себе огромнейшую пиццу. И съест ее всю сама. Вот тут-то я серьезно и заболею. Потому что для меня нет ничего хуже, чем обжорство после долгого голодания! Тогда уж точно придется сидеть на диете. Только не на кефире, а на слизистых супах и жидких кашках. Именно такую еду при гастрите рекомендуют. Да дайте хоть ее. Не могу больше на минералке сидеть! 
Слово печени
Поначалу я даже обрадовалась. Наконец-то закончились чипсы, масляный крем в тортах и мясо под майонезом. Вздохнула с облегчением. Все-таки жирная пища вредна: у меня от нее может начаться ожирение. А это никому не пойдет на пользу. Я же вывожу из организма токсины, регулирую уровень холестерина в крови, запасаю витамины, участвую в обмене белков. 
Правда, счастье мое длилось недолго. Через неделю поняла, что диета затягивается. Жиры ко мне почти не поступают, углеводы тоже. Скажете, меньше работы? К сожалению, нет. Ее становится только больше. 
При резком похудении в кровь попадает много токсинов – они начинают выходить из жировых клеток и межклеточного пространства. Я должна удалять их из организма. 
Мне приходится больше участвовать в регулировании уровня сахара в крови. За последнее время моя хозяйка не съела даже маленького кусочка рафинада. Если б не я, у нее бы просто ни на что не было бы сил. 
Но главная проблема даже не в этом. Дело в том, что истощение организма из-за диеты приводит опять же к моему ожирению! Когда жирные кислоты в организм не попадают, я вынуждена производить их сама – все больше и больше. А вот вовремя направить их по назначению – в кровь – у меня уже не всегда хватает сил. В результате жиров внутри меня становится слишком много.
Самое печальное, что из-за этого остальной жир в организме перерабатывается гораздо медленнее. И вес моей хозяйки перестает снижаться. А она надеется, что чем дольше не будет есть, тем лучше. Ошибается. Покормила бы чем-нибудь – процесс пошел бы быстрее. 
Слово мозгу 
Дебит-кредит-баланс… Шоколад! Нет, стоп, шоколад тут ни при чем. Дебит-кредит… 
Нет, ребята, это просто невыносимо. Прежде чем садиться на диету, она могла хотя бы со мной проконсультироваться. Ну кто во время сдачи годового отчета перестает есть? Похудеть она решила. 
А мне как быть? Между прочим, я работаю не на минералке. Мне для нормального функционирования нужны, во-первых, углеводы, а во-вторых, полиненасыщенный жир. Про шоколад и макароны я уже даже заговаривать боюсь. Раз десять пытался ей сказать, что мне очень их хочется скушать. 
Игнорирует, не сдается. Ну хоть рыбки пойди съешь, рыбка полезная. Не идет, только пьет минералку. Ну ничего, я тебя все равно сумею убедить: «Шоколад, шоколад, шоколад». 
Женщины вообще бывают очень смешными, когда решают похудеть. Они много думают о том, как подкормить мышцы, как не испортить цвет лица. Обо мне почти не вспоминают. А между тем я трачу почти треть всех поступивших в организм калорий. Если их мало, я могу приспособиться, но работать буду все равно хуже. 
Во-первых, притупится восприятие информации. Это сытый я понимаю все с полуслова, а если голодный, то буду переспрашивать. И это, кстати, не мой каприз. Из-за нехватки питательных веществ хуже работают мои помощники – нейроны. 
Во-вторых, рассеивается внимание – 
свой годовой отчет она будет сдавать еще очень долго. В-третьих, ухудшается память. Пусть не надеется, что будет делать успехи на курсах английского, куда она недавно записалась. Не выучу ни слова. Ну и наконец я все время буду думать о еде. Может, тогда эта голодовка все же прекратится. 
Слово коже 
Каждый день одно и то же. Антицеллюлитный комплекс, увлажняющий крем, крем против морщин. Нет, дорогая, я не буду уже такой гладкой и упругой, как раньше. 
Решила похудеть – хорошо. Но зачем же делать это так резко? Тебе ведь уже не двадцать лет. А у меня тоже есть свой возраст. После тридцати я хуже восстанавливаюсь, потому что организм вырабатывает меньше коллагена и эластина. Когда ты худеешь, я попросту обвисаю, потому что не успеваю перестроиться. 
Это во-первых. А во-вторых, с какой стати я буду хорошо выглядеть, если меня не кормят? Мне нужны антиоксиданты и витамины. Они содержатся во фруктах и овощах. К моему счастью, иногда моя хозяйка их ест. К моему несчастью, ест очень мало: фрукты, видите ли, калорийные. 
Про жирную рыбу, в которой есть Омега-кислоты, помогающие мне восстанавливаться, мы уже три недели не вспоминаем. Вместо растительного масла добавляем в салат лимонный сок. А потом жалуемся, что на лице появились черные точки и мелкие прыщики. Еще бы им не появиться: растительное масло хорошо влияет на мою структуру, не дает закупориваться моим порам. Без него мне трудно. 
Еще мне кажется, что скоро я начну шелушиться. Это часто происходит, если в организме не хватает железа. А его скоро станет совсем мало, потому что ни мяса, ни гречки хозяйка не ест. 
Что делать, ума не приложу. Наверное, надо побледнеть. Тогда ей станет обидно, что от диеты она не хорошеет. И может, она все-таки это прекратит. 
Слово жировым клеткам 
На завтрак она не съела ничего. На обед перехватила какой-то салат, поужинала кефиром. Нам объявили войну. Углеводы и жир строго ограничены. В наши жировые депо ничего не поступает. 
Мы испугались. Хозяйка у нас целеустремленная. Мало того, что ничего не ест, так еще в фитнес-клуб записалась. Прыгает по два часа на занятиях по аэробике, ходит в бассейн. Для нас, как известно, нет ничего страшнее, чем физическая нагрузка. Во время нее активизируются мышцы, они – наши главные враги. Только в них может «сгореть» отложенный про запас жир. А когда из-за диеты этот запас не пополняется, мы худеем, а то и вовсе гибнем. 
Но паника была недолгой. Вести войну нам не впервой. Наша хозяйка ненавидит нас с тех пор, как ей исполнилось тринадцать. За последние двадцать лет мы пережили примерно тридцать диет. И ничего, здравствуем. Тем более что она одна, а нас почти 30 миллиардов. И хоть мы маленькие, а в диетической военной стратегии разбираемся. 
Самое смешное, что каждый раз все проходит по одному и тому же сценарию. Сначала мышцы на нас наступают, часть из нас гибнет. Но уже через неделю все меняется. Она-то думает, что диета влияет только на нас. А это не так – в первую очередь страдает как раз мышечная ткань. Без новых поступлений белка она уменьшается в объеме, и мышцы сдаются без боя. Все, больше жир сжигать негде. Мы можем расслабиться. 
Правда, со своего кефира она все равно не слезает: сил на физкультуру нет, думает добить нас диетой. Но не тут-то было! У нас есть верные союзники – жирообразующие ферменты. Когда она перестает нормально питаться, они активизируются. 
Конечно, из одного кефира много жира не возьмешь. Но как только наступит тот момент, когда она начнет-таки есть, ферменты будут тут как тут. И уж они сослужат нам службу – начнут в два раза быстрее преобразовывать жир из всей еды подряд. Даже супердиетический огурец пойдет в наши депо. 
Мы станем сильными, сытыми и смелыми. Станем толще, чем раньше. И в следующий раз, когда она решит посидеть на голодном пайке, растопить наш жир ей будет уже сложнее. 
Наталия ФУРСОВА