Незавидная зависть

Незавидная зависть
Жгучее желание иметь то, что есть у другого, это — зависть. Желание, чтобы у другого не было того, чего нет у меня, это тоже зависть. И какие бы формы ни принимало это чувство, оно всегда разрушает душу. Как с ним справиться — размышляет кандидат психологических наук, известный московский психотерапевт и писатель Ольга Романовна Арнольд.
Ольга Романовна Арнольд

Актриса из «ящика»

Это было в те годы, которые теперь называют застоем. Нелли играла в самодеятельном театре — там все работали бесплатно. Чтобы не прослыть тунеядцем, девушка вынуждена была хоть где-то работать. И она устроилась лаборанткой на одно из военных предприятий, которые тогда загадочно именовались «почтовыми ящиками».

В ее отделе, как на подбор, работали молодые, красивые и богатые по тем временам женщины — те, кто постоянно носили серьги и кольца с бриллиантами.

И вот эти хорошо одетые и ухоженные дамы дико завидовали маленькой, невидной, бедной и неустроенной Нелли!

Она, тридцатилетняя женщина, была в то время не замужем, что давало повод им презрительно называть ее старой девой. Зато вокруг этой девушки крутилось множество поклонников.

Собственно говоря, наш разговор возник по инициативе одного из них. Он обиделся, что Нелли велела ему ожидать ее не у входа в здание «ящика», а в метро.

— Можно подумать, что ты меня стесняешься! — возмущался он.

— Дело вовсе не в тебе, — успокаивала его Нелли. — Я не хочу, чтобы мои бабы тебя видели. Это еще один повод для того, чтобы перемыть мне косточки. Я и сама не пойму, почему они мне так завидуют.

Хотя кое о чем Нелли догадывалась. Ее коллеги-дамы прибывали на работу при полном параде. Она же прибегала в самый последний момент, не накрашенная и растрепанная. Потом женщины целый день слонялись по кабинетам и соседним отделам, заигрывая с мужчинами. Она же украдкой читала Михаила Чехова.

А в половине шестого все менялось: сотрудницы как-то внутренне сникали, для них день кончился. И впереди скучный вечер, у кого с надоевшим мужем, у кого в полном одиночестве — большинство дам были разведены. Для Нелли же день только начинался.

Перед уходом с работы она наводила марафет. Если торопилась в театральную студию, то норовила сбежать пораньше, и лицо у нее светилось.

А если вечер был свободен, то девушка шла в гости или встречалась со своими поклонниками.

Нелли жила интересной жизнью. И исключительно благополучные дамы стали ей завидовать. А потом и травить — только потому, что чувствовали в ней цельную и сильную натуру. Личность, которая умеет быть самодостаточной.

Золушка у разбитого корыта

Почему я вспомнила эту старую историю? Да потому, что в этом случае мы наблюдаем зависть до того неприкрытую, что она доходит до парадокса. По всем обычным критериям, это Нелли должна была бы завидовать своим благополучным сотрудницам, а не наоборот.

Конечно, сейчас вы ждете от меня нравоучительного конца этой истории. Нелли должна стать замечательной актрисой, а ее коллеги — посрамлены. Но я не пишу назидательные истории, а потому скажу правду: Нелли ушла из театральной студии. Она перестала ее интересовать. Сейчас она занимается бизнесом вместе со своим мужем, у них растет очаровательная дочка.

Не знаю, что стало с ее завистницами. Нелли сразу перестала с ними общаться, как только ушла с той работы. Но зато мне, как психотерапевту, встречалось немало других женщин, которые готовы были завидовать любому и каждому, по поводу и без оного…

Очень красивая девушка Лена, хорошо одетая — из тех, кто ездит в метро в роскошной норковой шубе:

— Как я завидую женщинам, которым удалось выйти замуж за миллионеров! Они могут ни в чем себе не отказывать, они имеют возможность объездить весь мир!

Ей как бы противоречит почти такая же красивая Вета. Она чуть постарше Лены и является женой очень богатого человека:

— Когда Павел сделал мне предложение, я была счастлива. Я себя ощущала Золушкой, которую, наконец, нашел волшебный принц. Мне казалось, что я его почти люблю.

Прошло три года — и что же? Я уже давно не Золушка. Я, скорее, старуха у разбитого корыта. Еду по городу в своем не самом дешевом автомобиле и жутко завидую девушкам, которые идут по тротуарам пешком.

Собственно говоря, Вета — это постаревшая на несколько лет Лена. Когда-то она завидовала таким, какой она стала сейчас — чтобы теперь мучиться другими проблемами, ничуть не менее серьезными.

Зависть — это признак глубокой внутренней неудовлетворенности, то есть ущербности. Я бы сказала еще, что так проявляется душевная незрелость.

Чужие цели

В самом деле, человек завистливый ориентирован не на свои, а на чужие цели. Он не ставит перед собой задачу достичь чего-то такого, что нужно именно ему самому, а стремится сделать так, чтобы было не хуже, чем у соседа.

— А вот Петровы купили себе новую машину, — пилит своего мужа такая завистливая особа.

Вкалывая из последних сил, несчастный супруг, наконец, зарабатывает деньги на такой же автомобиль. Но поздно: Петровы поменяли его на новую иномарку. Теперь семья завистников обливается желчью, глядя на Петровых, раскатывающих на шевроле.

Впрочем, из зависти к материальному благосостоянию соседа, как известно, рождаются пролетарские революции. И к чему это приводит, нам тоже хорошо известно.

В общем, точнее, чем сказал по этому поводу Бальзак, не выразишься: «Зависть — единственный порок, который не приносит никакого удовлетворения».

Может быть, кому-то и приятно делать гадости человеку, которому завидуешь, но они редко доставляют длительное наслаждение. Среди моих знакомых есть такие, и мне бывает иногда даже жалко смотреть, как они мучаются.

Зависть иссушает душу, что обычно отражается и на лице — и на женском особенно. Завистливые дамы очень быстро стареют — это уже не мораль, а достоверный факт: складочки, идущие от крыльев носа до уголков рта, застывают в несмываемой злобной гримасе.

Из жизни морских червей

Конечно, все мы люди, и от зависти не свободен практически никто. Но от ее уколов можно избавиться — при желании. Мне хорошо запомнилось, как подруга много лет назад помогла мне сделать это. Через два года после окончания университета мы узнали, что наш однокурсник защитил докторскую диссертацию. Увидев, что у меня испортилось настроение, Инна меня спросила:

— Неужели ты ему завидуешь?

— Наверное…

— Чему? Ты вспомни, как на втором курсе на практике мы ночами гуляли под звездами, а он висел над микроскопом. Ты сама тогда говорила, что его романтика — в немертинах, а поэзия — в полихетах — это такие морские черви. Ты так могла бы?

— Нет, конечно.

— Может быть, ты завидуешь его жене?

— Нет, что ты!

Новоиспеченный доктор наук был женат на нашей однокурснице, которая не создана была для роли мученицы, но чуть ею не стала. Не знаю, частицы кого, гения или зануды, в нем было больше, но меня одинаково страшит судьба и его, и супруги.

— А теперь скажи мне, чему же ты завидуешь?

И я поняла, что мне абсолютно не хочется быть на месте моего однокурсника, и моя собственная жизнь мне гораздо более интересна. А еще стало ясно, как бороться с этим разрушительным чувством. И этими выводами я с вами охотно поделюсь.

Итак, если вы поймали себя на том, что вы кому-то завидуете, то в первую очередь постарайтесь, отбросив эмоции, хладнокровно проанализировать ситуацию. Попробуйте поставить себя на место того, кому вы завидуете.

Могли ли вы, кстати, вообще оказаться на этом месте? Посмотрите на себя критически, это никогда не вредно. Действительно ли вам необходимо то, чему вы завидуете, или вам нужно совсем другое?

В общем, ставьте перед собой свои собственные цели и делайте свою жизнь, не оглядываясь на окружающих. Поверьте, намного приятнее, когда вам завидуют, невзирая даже на мелкие пакости, чем завидовать самой.

Похожие статьи: