После инсульта




Отнялись ноги, полный или частичный паралич. Как ухаживать за такой
больной, что делать ей самой, чтобы по возможности вернуть себе
способность к движению? На вопросы нашего корреспондента отвечает доктор
медицинских наук, профессор, руководитель реабилитационного отделения
НИИ неврологии РАМН Альберт Серафимович КАДЫКОВ.

– Неподвижность, даже частичная, – трагедия, будем откровенны. Лечение лечением, а вот как вернуть человеку само желание жить?
– Возвращаем и успешно, особенно если нам помогают родные, близкие больной. Депрессии ведь порождают не только те или иные личностные особенности. При глубоком поражении правого полушария мозга паралич конечностей подчас сопровождается еще и параличом воли.
Недавно у нас была такая больная. Врач, около сорока лет, тяжелейший инсульт. Память, интеллект не затронуты, но ничего не хочет, ко всему равнодушна. Дома пролежала в постели года два, хотя подвижность в тазобедренном и коленном суставах у нее частично сохранилась. Стали заниматься с ней, побуждать к активности. И что вы думаете? Я сам удивился, когда недели через две она самостоятельно вышла на улицу. Пробудился у нее и вкус к жизни.
Такие пациенты нередко еще и агрессивны, но даже их удается привести, что называется, в норму. К счастью, подавляющее большинство парализованных не торопится умирать, и надо отметить, что по сравнению с мужчинами женщины жизнелюбивее, они и в преклонном возрасте покрепче связаны с повседневными заботами, с детьми, внуками.
Легче и быстрее, конечно, с недугом справляются люди с яркой, сильной волей. Известный в свое время тележурналист попал к нам лет в пятьдесят, а после реабилитации колесил по России еще многие годы, даже вел репортажи об автопробеге где-то в Северной Африке. Балерину, чье имя тоже на слуху, к нам доставили с отнявшимися рукой и ногой, а сейчас она ходит почти что нормально, хоть и с палочкой. Спасла ее лечебная физкультура, многолетняя привычка к каждодневным тренировкам. Это, пожалуй, самые большие наши удачи, а вообще-то способность передвигаться в той или иной степени мы возвращаем почти каждому пострадавшему от инсульта.
Первые месяц-два после паралича лучше побыть в стационаре. Прежде всего для того, чтобы выработать тактику, стратегию реабилитации, обучиться ее методам, приемам. Потом лучше возвратиться домой. Если больная и ее родные овладели необходимыми навыками, дома, где и стены помогают, можно добиться даже лучших результатов, чем в больнице. И повторю еще раз: самое главное в том, чтобы поддерживать у больной настрой на победу, надежду на лучшее. То отчаяние, которое она наверняка испытала, когда ноги перестали ее слушаться, нужно переплавить в стремление во что бы то ни стало хотя бы отчасти одолеть свою беду.
– С чего начинать?
– В первую очередь я дал бы три рекомендации. Начинайте с малого, постарайтесь наполнить существование больной пусть даже пустячными радостями. Почаще говорите ей, какая она красивая, хорошая, как ее любят. Постоянно делайте хотя бы небольшие подарки. Создайте в ее комнате максимум уюта. Пусть всегда около нее будут цветы. Любимые книги, любимые телепередачи – тоже хорошо. Смысл того, о чем я говорю, в том, чтобы приучить и научить больную ценить маленькие радости. В этом, если хотите, высшая мудрость.
Второе. Чрезвычайно важно укрепить, утвердить в пострадавшей сознание своей нужности. Или воскресить его, если оно утрачено. К нам недавно привезли тещу высокопоставленного политического деятеля, она сходу заявила, что залеживаться у нас не собирается: без нее этот деятель и все его семейство пропадут, на ней держатся и городская квартира, и загородная дача. Не сомневаюсь: эта женщина быстро пойдет на поправку.
К сожалению, бывает и по-другому, и близкие далеко не всегда понимают, как нужно себя вести. Я иногда слышу: “Мамочка, дорогая! Не волнуйся, мы со всем управляемся, у нас все в порядке. Лежи себе, лечись”. “Мамочка” может и обидеться: ни к чему, выходит, были ее хлопоты. Так что наоборот: пусть волнуется, переживает, пусть думает, что вам без нее плохо, все у вас разваливается. И держите ее в курсе всего и вся: что у кого на работе, какие отметки у внуков, есть ли новые кавалеры у младшей дочери.
Наконец, третье. По возможности раньше следует взяться за какое-то дело. Вязать, шить, штопать, рисовать, клеить – кто что умеет. Я знал бывшего прокурора, который научился чинить часы: он стал зарабатывать больше, чем до своего несчастья. Пассивность, безделье – самое страшное для парализованного, они ведут к распаду личности.
Оптимизм, настрой на победу – фундамент, стимул реабилитационного процесса, а сам по себе он строится на лечебной гимнастике. Комплекс ее назначается строго индивидуально, но основу его при всех различиях составляют имитация ходьбы, сгибание и разгибание конечностей. Все, как видите, очень просто, никаких премудростей. Почаще сажайте больную, ставьте на ноги, пусть подольше сохраняет равновесие.
Физические упражнения обязательно чередуйте с массажем. Полезны ежедневные теплые ванны с морской солью, электростимуляция мышц. Если больная совсем утратила контроль над своими конечностями, их все равно следует периодически сгибать и разгибать, чтобы не развилась контрактура, не закрепились какие-то неестественные позы. Не забывайте, что руки, вообще все мышцы, которые паралич не тронул, тоже должны работать; неработающий орган, как известно, атрофируется. Но не переусердствуйте, не перегрузите сердце. Лучше, чтобы больная сама следила и за своим пульсом, и за своим давлением.
Не отчаивайтесь, если что-то не получается. Верьте в успех. Вера ваша не пустая: если в суставах есть какая-то подвижность, больная со временем будет ходить, все зависит от ее и вашей настойчивости.
– Сколько времени ежедневно следует отводить на лечебную физкультуру?
– Как это сколько? Мы с вами в движении с утра до вечера. Так и больная: она тоже ни минуты не должна оставаться в покое.
Следите только, чтобы четко выполнялись указания инструктора по лечебной физкультуре. К примеру, чтобы она не волочила ногу, а сгибала и разгибала ее. Больно, трудно, но нельзя допустить, чтобы выработалась походка с явным изъяном. Для тренировок из бумаги, линолеума или картона оборудуйте дорожку, на которую нанесены следы обучающих шагов, разделенные дощечками, барьерчиками высотой в 5-10 сантиметров.
Не позволяйте больной ходить в тапках: нога может подвернуться, и разрыв связок сведет на нет все, чего вам удалось достигнуть. Вместо тапок дайте обувь, фиксирующую стопу: валенки, солдатские ботинки. Можно бы и бинты, но они пережимают сосуды.
– Но ведь есть специальная, ортопедическая обувь. Что вы скажете насчет ее?
– Прежде всего я назвал бы российскую фирму “Дон” и Центральный институт травматологии и ортопедии. Они поставляют, в том числе по индивидуальным заказам, разнообразное травматологическое и реабилитационное оснащение: прогулочные ходунки, супинаторы, бандажи, коленные фиксаторы, тросточку-стул – всего не перечислить.
Хорошие, полезные приспособления, но стоят дорого и далеко не всегда на них стоит тратиться. Валенок, как я уже говорил, вполне заменит ортопедический сапожок. Дать ноге дополнительную. нагрузку помогут детский насос “лягушка”, эспандер, пресс-папье. В качестве переносного кресла-туалета послужит стул с отверстием в сиденье и поставленное под него ведро. Если больная способна доковылять до туалета, вбейте на ее пути скобы, а то и попросту старые дверные ручки. Все зависит от вашей изобретательности.
– Ну а как быть тем, кто не попал в счастливые пятьдесят процентов и уже никогда не встанет на ноги?
– Выход один – коляска. Рузвельт страной управлял из коляски. В Германии сегодня в музеях, магазинах, театрах – всюду предусмотрены въезды для инвалидов, и они не сидят там дома. Нам до этого далеко, но все равно надо смелее, решительнее пользоваться коляской, преодолеть застенчивость. Поехать в парк, сквер, прокатиться по двору – это доступно. Пусть инвалидные коляски на улицах станут привычными для всех, этим мы существенно поднимем качество жизни обезноженных инвалидов.
– Есть ли какие-то медикаменты, которые ускоряют процесс реабилитации?
Сейчас особенно растет число инсультов, поскольку отлаженная прежде система диспансеризации развалилась. К нам нередко поступают больные, которые не знали, что у них повышенное кровяное давление: паралич для них – как гром средь ясного неба. Все больше среди наших пациентов и наркоманов. В нынешнем году нам много пришлось заниматься двадцатилетним парнем, у которого отнялись не только ноги, но и руки: он употребил, по его собственным словам, “две дорожки героина”. Огромная передозировка. За полгода бедолага трижды возвращался к нам, но выписался в хорошем состоянии. Повезло: у него еще не произошло необратимых изменений.
Разным больным соответственно даем и разные лекарства. Что же касается самого процесса реабилитации, лекарственные средства способны только несколько облегчить состояние больного. Ни одно из них не в состоянии заменить лечебную гимнастику, наделить человека волей к жизни, к борьбе. У наших больных нет легких путей к тому, чтобы вернуть себе подвижность, приспособиться к новому для себя состоянию. Скажу: чтобы научиться ходить, надо ходить, а чтобы научиться жить, надо жить. Не хоронить себя раньше времени, дорожить дарованной вам жизнью. Мне только что пришло на ум есенинское: жить на свете стоит.




Владимир МИХАЙ