Ручки или клавиши?

Ручки или клавиши?
В Финляндии на государственном уровне отменяют обучение чистописанию. Вместо этого — печать на компьютере. А обитатели Силиконовой долины, наоборот, отдают своих детей в школы, где компьютеров нет вообще. Что правильнее? Слово — нашим экспертам.

Доктор культурологии, профессор кафедры теории культуры, этики и эстетики Московского государственного института культуры Елена Владимировна Дзякович:

— Безусловно, финская инициатива вызывает массу сомнений и вопросов. Так, ее сторонники полагают, что школу надо максимально сближать с домом. А ведь дома у ребенка гаджетов масса! Так почему в классе их должно быть меньше? И время, которое школьники раньше тратили на выведение букв в прописях, можно потратить на что-то более нужное в современных реалиях.

Еще более спорный довод — сочувствие к детям. Которые якобы устают и напрягают руку, зрение и мозг, обучаясь чистописанию. И то и другое мнение представляются, мягко говоря, спорными. Если сокращение компьютерного «разрыва» между домашними и школьными реалиями еще можно как-то понять, то жалость к устающим детям… Позвольте, если исходить из подобного посыла, то наши дети вообще никогда не вылезут из пеленок! В прямом смысле. Ведь малыш учится ходить — ему это нелегко, он падает, набивает синяки и шишки. Есть ложкой и жевать — тоже непросто. А когда ребенок учится разговаривать? Задача архисложная. Но ведь никому не приходит в голову «пожалеть» чадо и не давать ему ходить, говорить и самостоятельно есть.

Польза мелкой моторики

Приверженцы прямо противоположной инновации — вальдорфского образования — полагают, что компьютеры в школе не нужны вообще! Так же считает и большинство родителей, имеющих самое непосредственное отношение к программированию и интернет-технологиям. Владельцы и топ-менеджеры крупнейших корпораций Силиконовой долины отдают своих детей в учебные заведения, где любая техника под запретом.

Вальдорфская система существует уже больше века. Ставка в ней делается на творчество и свободное познание мира. И, кстати, обучение письму — один из приоритетов. Потому что здесь учитывается мнение «традиционной» педагогики: мелкая моторика не только помогает мозгу ребенка работать продуктивнее, но и положительно влияет на речевые центры.

Вальдорфцы учат детей не «по старинке», как можно было бы подумать. В процесс обучения тоже внедряются новые методики, но все они полностью исключают какую бы то ни было «технологичность». Дети сочетают чтение стихов с перебиранием мелких предметов типа фасолин — снова моторика! Осваивают математику с помощью фруктов, которые режутся на «целые части» и на «дроби». В общем, обучение вовсе не скучное. И важнейшее место здесь занимает фигура учителя: к ним в школах такого типа предъявляются очень серьезные требования.

И учителя школ вальдорфской системы, и родители обучающихся убеждены, что компьютерные технологии в наш век — это просто до банальности. Когда это будет нужно, ребенок легко и быстро их освоит.

Вальдорфские учебные заведения есть и в России. Конечно, в каждой стране система имеет свою специфику, но базовые моменты едины.

Вторая образовательная тенденция представляется более перспективной. Только ленивый сегодня не говорит и не пишет о том, что компьютеры не дают детям правильно развиваться. И, думается, всему свое время. Пусть техника появится в жизни ребенка тогда, когда он уже умеет работать и руками, и головой.

 

Ирина Медведева и Татьяна Шишова, детские православные психологи, авторы книг «Ребенок и компьютер», «Дети нашего времени»:

— В своих книгах авторы неоднократно повторяют: компьютер вообще и компьютерные игры в частности — это зло. Зло абсолютно реальное и страшное. Да, мы живем в компьютерный век. Да, для работы техника нужна и даже необходима. Но зачем компьютер пятилетке или первокласснику?!

Для овладения компьютерными технологиями ребенку достаточно двух пальцев и крайне несерьезных мозговых усилий. А это, в свою очередь, ведет к тому, что он не развивается, не получает необходимых навыков, не приучается к систематичному и усидчивому труду. Вот как пишут об этом Медведева и Шишова: «Чем больше у ребёнка психологических барьеров в жизненной реальности, тем глубже он погружается в виртуальную».

Конечно, уход в мир фантазий, грёз и игры всегда был присущ людям с хрупкой психикой. Но чтение книг и, тем более, творчество требуют усилий. А тут всё просто, да ещё у человека создаётся впечатление собственного всемогущества. В действительности он не умеет практически ничего: ни дать сдачи обидчику, ни залезть на дерево, ни подтянуться на турнике, ни затеять с соседями по двору игру в казаки-разбойники.

Вот и растут наши дети физически ослабленными, боящимися реальной жизни. Притязания у них завышены, а волевой потенциал, необходимый для того, чтобы добиться желаемого результата, маловат.

В этом — реальная опасность виртуальности. Сегодняшняя жизнь сама по себе делает детей невротиками. А в результате несоответствия завышенных притязаний ребёнка и его реальных возможностей в душе возникает внутренний конфликт, дискомфорт. Отсюда — еще большая невротизация.

Недалекие «примитивы»

Есть и еще один важный момент, который Татьяна Шишова и Ирина Медведева затрагивают в своих книгах. Как и представители вальдорфской системы образования, они полагают, что компьютер — это слишком примитивно и просто. А простое далеко не всегда хорошо: «Приоритетность «простого» культивируется и в школьной среде. Увлечение тестами, легко тиражируемыми методиками, все большая опора на визуальную информацию в ущерб словесной, постепенный отказ от наставнической роли взрослых…».

Так пишут авторы в книге «Дети нашего времени». И снова отчасти «перекликаются» с вальдорфцами: ребенку нужен не просто учитель, ему нужен наставник. Именно это в приоритете в вальдорфских школах.

Резюме авторов однозначно: чем меньше в жизни ребенка будет компьютера — тем более он будет здоров и физически, и интеллектуально, и духовно.

 

Наталья Милорадова, мама, отдавшая дочь в одну из московских частных вальдорфских школ:

— Этот формат обучения мы с супругом выбрали для дочки не просто так. Дело в том, что у нас у обоих перед глазами негативные примеры: у мужа — племянница, у меня — младший брат. Они ровесники — по шестнадцать лет, и мы между собой называем их «потерянным поколением».

И мои родители, и сестра мужа хотели, конечно, как лучше. А получилось — что получилось. Мой брат, к примеру, пишет чуть ли не печатными буквами и с чудовищными ошибками! «Зависает» над самыми простыми вопросами, если ответ нельзя посмотреть в Википедии.

С племянницей еще хуже. Девочка вообще ничего не умеет: ни еду приготовить, ни пуговицу пришить. И постоянно в чатах, вайберах и прочих вотсапах с подружками. Ни книг, ни хобби.

Еще одно общее у нашего «потерянного поколения»: полная неспособность к систематической работе, неумение достигать целей. Если что-то не получается, психуют, злятся и сразу бросают…

Дочери я такой судьбы точно не хочу. Конечно, дома у нас есть и мобильники, и ноутбуки, но у ребенка своей техники нет. Телефон — только когда она не дома и для экстренной связи с нами.

Я много читала про вальдорфскую систему и пришла к выводу, что это именно то, что нужно девочке. Ребенку не просто нравится учиться — она буквально на крыльях в школу летит.

До компьютеров нам далеко еще — только в восьмом классе будет информатика. Пока же ребята пишут на обычной доске и в рабочих тетрадях.

Очень воодушевляет меня классная руководительница дочери. Мы пока только во втором классе, но нисколько не разочарованы, наоборот. Какой вырастет моя дочь — загадывать рано. Но я уверена, что это будет человек, не зависящий от техники и, как минимум, умеющий грамотно писать. А как максимум — думать, ставить цели и достигать их, проявлять себя в творчестве. Все выпускники нашей школы — именно такие!

Марина ФОКИНА

Похожие статьи: