Телефон доверия

Почему люди звонят по телефону доверия и чего они хотят от специалистов этой службы? На эту тему наш корреспондент беседует с руководителем службы "Московский телефон доверия" Сергеем Владимировичем ТРОФИМОВЫМ и психологом этой службы Галиной Владимировной РЯБЦЕВОЙ.

– Кто к вам обращается главным образом?
Г. В.: Больше всего нам звонят женщины так называемого активного возраста – от 25 до 45 лет, это примерно семь звонков из десяти, и каждое третье из таких обращений касается семейных отношений. И вот что очень интересно. Уже темой анекдотов стали отношения между зятьями и тещами, однако ни те, ни другие в нашу службу еще ни разу не позвонили. А вот звонков от свекровей и невесток с жалобами друг на друга хоть отбавляй. С. В.: Всплеск звонковой активности москвичей мы наблюдаем в периоды критических ситуаций, происходящих в стране – таких как денежная реформа в начале 90-х годов или печально знаменитый август прошлого года. Все вроде бы начинало налаживаться и вдруг на тебе – финансовый крах, увольнение с работы, и самое главное – никаких надежд на то, что в обозримом будущем что-то может измениться к лучшему.
– В эти-то периоды, наверное, и бывает больше всего звонков от людей, которые, отчаявшись, решают расстаться с жизнью?
С. В.: Суициды, то есть самоубийства – тема особая. Если человек действительно решил покинуть этот мир, он никуда не будет звонить, а сделает то, что он задумал. Одно время мы периодически связывались с Институтом имени Склифосовского и убедились в том, что ни один человек, которого там удалось или не удалось спасти после суицида, до того в нашу службу не обращался.

Г. В.: Для одних людей суицид – это цель, а для других – и таких большинство, – это средство привлечь внимание к себе, к своим проблемам. И если такие люди нам звонят, то они ищут "лазейку", чтобы все-таки остаться в этой жизни. Кстати, в институте нам рассказали и о таких случаях: человек приобретает какие-то действительно опасные препараты, выпивает пару таблеток, а остальные выбрасывает в унитаз. И вот его обнаруживают, а рядом валяется пустой пузырек, вызывают "скорую", а потом, как поется в детской песенке, "оказался он живой", и слава Богу. Но, к сожалению, весьма нередко такие эксперименты заканчиваются плачевно. Кто-то, желая напугать своих близких, действительно вскрывает вены, на кого-то более эффективно, чем он ожидал, действуют те несколько таблеточек, которые он проглотил, и жизнь человека оборвалась – нередко в том возрасте, когда бы ему жить да жить.
Отдельно я бы выделила случаи, когда, скажем, женщина заявляет, что сейчас она примет яд, и просит оповестить об этом ее мужа или друга сердца, или же когда муж, который, возможно, действительно довел жену до исступления, звонит и просит поговорить с ней, потому что она грозит ему выброситься из окна.
– Чем же так можно допечь женщину?
С. В.: Таких случаев огромное количество, они меняются каждый день, как в каком-то фантастическом калейдоскопе.
Г. В.: В семейной жизни это чаще всего звонки от женщин, которые не могут простить измены собственных мужей. Они знают, то такое, как говорится, происходит в природе, однако и мысли не допускают, что это может случиться с ними. И когда вдруг это открывается, то сильные женщины сразу требуют и добиваются развода, а большинство продолжают семейные отношения, но в постоянных скандалах, подозрениях, и нередко становятся пациентками психиатрических клиник.
– А как же ей жить иначе, если она его любит?
Г. В.: Достаточно часто женщины ведут себя в этой ситуации очень похоже, делают одни и те же ошибки. Они звонят общим знакомым, расспрашивают, собирают улики, подслушивают телефонные разговоры своих мужей, "припирают их к стенке", устраивают скандалы, звонят или пытаются встретиться со своими соперницами, дело даже доходит до
рукоприкладства.

Когда они мне после этого звонят, все это взволнованно выкладывают, я внимательно их слушаю, а потом задаю один-единственный вопрос: "Что вы хотите?".
И здесь мы начинаем разбираться. Если дело дошло до таких, как говорится, подробностей, которые нельзя забыть, простить, то нужно, наверное, расстаться с ним, а предварительно высказать все, что вы о нем думаете: вот ты такая грязь, мне даже противно дышать с тобой одним воздухом, – для того, чтобы вам было легче от него уйти или его прогнать. Если же вас с мужем многое связывает, у вас с ним растут дети, да и увлечение его, быть может, не такое серьезное, как вы это предполагаете, то муж, "погуляв", тем не менее никуда от вас не денется, но тогда весь этот компромат, который вы накопите в своей "шпионской" деятельности, до конца жизни будет висеть на вас тяжелым грузом и усложнять дальнейшую жизнь с этим человеком.
– А часто ли, судя по звонкам, случается так, что муж с женой жили душа в душу, хотя и получали копейки, но потом его пригласили на
высокооплачиваемую работу, появились новые увлечения, друзья, подруги, и всей этой прежней идиллии пришел конец?
С. В.: Эта проблема была актуальна лет пять-шесть назад, когда вдруг стали организовываться новые банки, фирмы, появились "шальные" деньги, и они многим ударили в голову. А потом все это как-то пошло на спад, особенно после тех августовских событий. Действительно, когда не было денег, – было плохо, появилось много денег – несчастья стало еще больше, особенно для женщин. Ведь наши мужчины, будь они хоть "новые русские", хоть кто, испокон века привыкли видеть своих жен в единственной традиционной ипостаси: мать его детей, хозяйка, домработница. А сами-то они вроде бы свободны как майский ветер.

Но сейчас большинство женщин, особенно в возрасте 30-35 лет, активно включаются в общественную жизнь, работают в солидных структурах и зарабатывают подчас больше, чем их мужья. Естественно, что и их ролевые позиции переменились. Многие семьи теперь создаются на основе брачных контрактов. У мужа свои дела, развлечения, компании, а у жены – свои, и это считается нормальным. Никто никого не ревнует, никто не подает на развод.

Г. В.: Существует еще проблема гражданских браков. Лет 20 назад они были редкостью, а сейчас их немало, и это считается нормальным. Люди живут без регистрации брака, рожают и вместе воспитывают ребятишек. Есть штамп в паспорте или нет – какое это имеет значение?
А проблема в том, что существует еще так называемое "общественное мнение", которое давит на женщину, жужжит ей в уши: все у вас непрочно, он найдет себе другую, уйдет от тебя, останешься ни с чем. Женщина никогда бы об этом и не думала, но, как говорится, капля камень точит – она начинает прислушиваться к этим разговорам, в чем-то подозревать своего партнера, а если, не дай Бог, найдет подтверждение своим подозрениям, то дело может дойти до серьезного расстройства нервной системы.

– Из каких социальных кругов звонят вам чаще всего – "новые русские", интеллигенция, госслужащие?
С. В.: Да из каких хотите. Иногда, например, мы слышим в трубке голоса известных и всеми любимых актеров. Никто бы и не подумал, какие баталии происходят в их семейной жизни. Иногда звонят психически не очень здоровые люди или старики с не очень хорошими характерами. Подчас им не нравится голос отвечающего, и они просят пригласить к телефону кого-нибудь другого. А иной раз делают выговор: я тебе доверяю, рассказываю все как на духу, а ты меня не слушаешь. Кто-то нам грубит, даже выражается нецензурно. Стараемся быть корректными со всеми, ведь и психически не очень здоровый человек – он тоже человек, и мы не можем оставить его наедине с нерешенной проблемой.

– Часто ли вы вешаете трубку с ощущением, что абонент остался недоволен разговором, вы ему ничем не помогли?
С. В.: Естественно, бывают ситуации, которые одним телефонным звонком не решишь. Звонят женщины в возрасте за 30, которые не сумели выйти замуж, устроиться в жизни. Пробовали раз, другой, третий – не получается. В чем дело – мужчины все плохие, или же в ней есть что-то такое, что их отталкивает? Ну что ей ответить?
У женщин повально идут операции по удалению яичников, после этого идет сильный гормональный сбой, начинается быстрый климакс и, как правило, жуткая депрессия. Жизнь не мила, хочется выброситься из окна. И непонятно, почему врачи заранее не предупреждают о таких последствиях подобных операций. Тут уж никакой психолог не поможет, да еще по телефону. Советуем женщинам обратиться к специалистам – психиатру, гинекологу. Или такой пример: у женщины удалили матку, и она страшно боится, что муж ее бросит, узнав, что она стала "пустой". Врач предложил обмануть мужа, сказать, что удалили всего лишь миому. А вы как считаете? – спрашивает она.

– А есть ли у вас с абонентами обратная связь?
С. В.: Тут бывает по-разному. С одними людьми поговорили – и они больше не звонят, и мы не знаем, была ли полезной им наша поддержка. Но почти у каждого нашего сотрудника есть постоянные абоненты. Человек остался доволен разговором, и теперь, какая бы проблема ни возникла, тут же тянется к телефону. Иногда даже можно услышать: "Ой, вы для меня, как мама для маленького ребенка". А "мама", быть может, в два раза моложе того, кто это говорит…

Психолого-медико-социальные центры в Москве

1. Ул. Архитектора Власова, 19, тел. 128-3987.
2. Ул. Лосиноостровская, 24/28, тел. 160-8553.
3. Ул. Шаболовка, 48, тел. 958-0197.
4. Ул. Чечулина, 3а, тел. 304-7789.
5. Для детей раннего и дошкольного возраста с нарушением псих. развития "Малыш" – ул. Садовническая, 67, тел. 233-1052.
6. Для детей, подвергшихся жестокому обращению, – ул. Нижняя Красносельская, 45, тел.: 265-0118, 265-2663.
7. Ул. Часовая, 5а, тел.: 152-0251, 495-5143.
8. Ул. Исаковского, 41, тел. 498-6957.
9. Ул. Римского-Корсакова, 10, тел.: 401-0476, 401-1729.
10. Для детей раннего и дошкольного возраста "Феникс" – ул. Акад. Королева, 5, тел. 283-1306.
11. Ул. Новоалексеевская, 8, тел. 287-1279.
12. Ул. Ереванская, 19.
13. Востряковский проезд, 11а, тел.: 113-1836, 383-3375.
14. Ленинский проспект, 89а, тел. 132-0031.
15. Осенний б-р, 16, корп. 6, тел. 413-2005.
16. г. Зеленоград, тел. 538-5020.
17. Есенинский б-р, 9, корп. 2, тел. 175-3471.
18. Ул. Пресненский Вал, д. 1/2, тел. 252-4221.
19. Ул. 1-я Дубровская, 5а, тел. 274-3668.
20. Ул. Сальвадора Альенде, 6.

Елена РУДНЕВА

Похожие статьи: