Телевизионные «откровения»

Телевизионные «откровения»
Зачем люди приходят на телевизионные ток-шоу и выворачивают душу наизнанку многомиллионной аудитории? Причем говорят такие вещи, в которых и самому себе порой стыдно признаваться? Мы решили рассмотреть проблему со всех возможных сторон. Герои материала: участница ток-шоу, активная зрительница подобных передач, продюсер одного из первых в России ток-шоу и психолог.

Арсений, продюсер

— Я принимал участие в создании ток-шоу. Сам формат, как и многое тогда, пришел к нам из США. Наше телевидение искало новые интересные для аудитории формы и варианты подачи информации. Оказалось, что ток-шоу — один из беспроигрышных форматов. Причем чем скандальнее и откровеннее — тем лучше.

Полагаю, что такова человеческая психология — большинству нравится слушать и смотреть, как у других все плохо. Но лет двадцать назад найти героев на подобные передачи было крайне проблематично. У людей был совсем другой менталитет: мы не привыкли обсуждать сокровенное на людях, выносить сор из избы. Поэтому на заре ток-шоу в этих передачах принимали участие исключительно артисты. Они озвучивали истории, придуманные сценаристами.

Неизбалованные зрители приняли формат на ура. Помню спор одного из редакторов нашего шоу с ведущим. Ведущий отказывался озвучивать сочиненную редактором историю — какой-то ужас об инцесте. А тот настаивал, что это самый «смак», и что рейтинги передачи от такой истории взлетят вверх. Увы, это жестокие законы телевизионного рынка. Ради рейтинга многие пренебрегают и честным именем, и порядочностью, и принципами. Ради чего?

К счастью, давно не имею отношения к телевидению. Телевизор не смотрю.

Инна, участница

— Я прочла про кастинг на ток-шоу в одной из соцсетей. Моя история подходила под заявленную тему идеально: муж бросил меня, оставил без денег. Я была очень зла на него. Поэтому даже с радостью согласилась «ославить» своего бывшего супруга на всю страну.

Меня все отговаривали: мама, подруги. Напоминали, что жизнь впереди еще длинная, что у нас общие дети. Да и вообще, зачем такое рассказывать чужим людям? Но я горела жаждой мести.

Приятная женщина-редактор внимательно меня выслушала, посочувствовала. Похвалила мою фотогеничную внешность. Потом пришла редактор и отдала мне «мою» историю. Точнее, ту историю, которую я должна была озвучить на камеру.

От нашей с мужем реальной ситуации в этом тексте остались, как говорится, «рожки да ножки». Мой супруг представал этаким маньяком, который буквально проходу не давал молоденьким девушкам, изменял мне на каждом шагу и хвастался передо мной же своими любовницами. А я не мола от него уйти, потому что любила, материально зависела от него и боялась — он меня еще и бил.

Когда прочитала этот текст — растерялась. Да, я хотела отомстить ему, сделать больно. Но представлять его вот таким злодеем мне не хотелось совершенно. Так я и заявила даме-редактору, что готова рассказать реальную историю, но озвучивать такой бред не собираюсь.

После моего заявления произошла очень неприятная сцена. В общем, мой теледебют не состоялся. Потом поняла, что к счастью — когда случайно прочитала рассуждения священника отца Андрея (Ткачева) о стыде. Он писал: «Мы должны осознать стыд как спасительную реакцию живой души на недолжное. Ведь когда человек не стыдится ни того, что он делает, ни того, что он думает, он всю свою сущность выплескивает наружу, рассказывает об этом вслух. Должно быть у человека интуитивное знание и комплексное понимание того, что делать нельзя, что стыдно, что позорно. Стыд и позор — это очень важные вещи, это сдерживающие механизмы человеческого общежития».

Боль и обида со временем прошли. Я второй раз вышла замуж. С бывшим супругом поддерживаю хорошие отношения. Дети обожают отца. А вдруг бы та передача вышла? Как бы я смотрела в глаза своему бывшему супругу? Что бы говорила сыну и дочери? К счастью, стыд я, видимо, не потеряла. И такой ошибки не совершила.

Татьяна, зрительница

— Прекрасно помню первое ток-шоу, которое в молодости смотрела буквально взахлеб — «Окна» с Дмитрием Нагиевым. И с тех давних пор просто «заболела» подобными передачами.

Кто только ни смеялся над этой моей страстью. Как только меня ни критиковали друзья и близкие. Да, я понимаю, что это, наверное, какое-то неинтеллигентное увлечение. Но ничего с собой поделать не могу.

Когда смотрю на чужие ссоры, дрязги, склоки — отдыхаю головой. И собственный негатив куда-то уходит. Вот поглядела, как муж с женой на всю страну ругаются, потом на своего супруга взгляд перевела и поняла, что он у меня золото. Если и были к нему претензии — все словно испарились после «выступления» этой телевизионной парочки.

Вообще, мне кажется, что в ток-шоу ничего плохого нет. Если к ним относиться так же, как к детективам или «ужастикам» — легко и с юмором. И не цепляться за тот негатив, который люди на камеру «сливают», а, наоборот, с ними вместе и свой сбрасывать. Тогда, возможно, такие передачи еще и «лечебными» получатся — от стресса.

Александра Гибинска, психоаналитик, член Международного профессионального психоаналитического общества IPPS

— Зачем люди идут на ток-шоу со своими откровениями? Конечно, первое, что приходит в голову, это мысль о том, сколько же им заплатили за «всенародную славу»? Что за причины руководят людьми на самом деле?

Зачастую участники ток-шоу стремятся обрести известность любой ценой. Многие знают историю о том, как ещё в IV веке до нашей эры базарный торговец Герострат сжег храм Артемиды лишь для того, чтобы его имя помнили потомки. Герострат добился своего и даже обзавелся армией последователей, желающих обрести бессмертную, хоть и позорную славу. Желание «попасть в телевизор» также подогревается родственниками и знакомыми, считающими сказанное с экрана истиной в последней инстанции. А снявшегося пусть даже в массовке — героем родного села.

Демонстрируя себя огромной телевизионной аудитории, человек самоутверждается. Этот «выход в эфир» помогает справиться с бессознательными страхами, с неуверенностью в себе. То есть герой ток-шоу как бы говорит себе и окружающим: «Если уж меня снимают для телевизора, значит, мне есть, что показать». Содержание передачи при этом роли не играет.

Другой посыл — продемонстрировать свою востребованность. Причем, когда речь идет о многомиллионной аудитории, эта мнимая востребованность вырастает чуть ли не до небес. Ну сами подумайте: вы и ваша история интересны не паре-тройке человек, а миллионам!

Если ток-шоу снимают, значит это кому-нибудь нужно. Телезрители, поклонники данного жанра, также заслуживают внимания. По другую сторону экрана зачастую оказываются «вуайеристы». Вуайеризм — это желание подглядывать, наблюдать за действиями других людей.

Кстати, именно с такой человеческой склонностью связан факт огромной популярности «живых» шоу типа «Дома» и «За стеклом». Когда люди на экране не просто что-то говорят, а живут. И вы можете наблюдать практически за всеми нюансами их частной жизни.

Есть и такое не очень лестное выражение: «Чужое горе — двойная радость». И многие люди в ток-шоу утешаются тем, что у кого-то все еще хуже, чем у него.

Но есть у просмотров ток-шоу и плюс. Отдав все эмоции экранной драме, уже не так хочется затевать свою.

Марина ФОКИНА

Похожие статьи: