“Я их так люблю…”

"Я их так люблю…"

Живет в Москве удивительная женщина – Елизавета Петровна Глинка. Доктор Лиза, как ее ласково называют пациенты и друзья. Каждую среду она приезжает на Павелецкий вокзал, чтобы помочь нищим и бездомным. По зову сердца, по собственному желанию. Бесплатно одевает, кормит, перевязывает раны, раздает лекарства. Берет самых тяжелых и запущенных. На остальных просто не хватает сил и средств. Зачем ей это?

Лучше всего дает ответ на этот вопрос ее блог в Живом Журнале http://doctor-liza.livejournal.com.

Немного истории

Елизавета Петровна Глинка – одна из самых известных личностей в российской сфере благотворительности.  Доктор Лиза – анестезиолог-реаниматолог, онколог, а еще – врач паллиативной медицины.   Паллиативная – значит поддерживающая, защищающая. Ее призвание – облегчить положение неизлечимых больных, улучшить качество оставшейся жизни.

Официальных отделений паллиативной медицины в нашей стране до сих пор нет. Е. П. Глинка привезла в Россию эту философию, организовала благотворительный фонд «Справедливая помощь». Здесь она помогает тем, от кого отказывается официальная медицина, кому не хватает средств на лечение, кто отчаялся и потерял смысл жизни. Это не только онкологические, но и другие тяжело больные люди с разными диагнозами – рассеянным склерозом, тяжелыми инсультами, генетическими заболеваниями.

Фонд располагается в подвальном помещении на Пятницкой улице. И работают в нем всего несколько человек. Это единомышленники, организующие выезды, принимающие вызовы, собирающие пожертвования. Помимо них доктору Лизе помогает команда волонтеров. Многие из них – читатели ее блога в Живом Журнале.

15 апреля 2008 г. «Блаженны чистые сердцем…»

Никогда не забуду моего больного Н., которого любили все в нашей команде. А он любил всех нас, каждого по-своему, но любил. Его отдали мне в ноябре с грустным прогнозом. При самом благоприятном течении ему оставалось жить две недели. Мы дожили до вчерашнего дня.

Мы боролись. За еще один месяц, потом за неделю, потом за дни. И за час боролись тоже. Он боролся вместе с нами. Сейчас я понимаю: не потому, что хотел жить, а потому, что жалел нас. Потому, что любил. Я все больше убеждаюсь в том, что эти два чувства – жалость и любовь – идут рядом. И всех-всех, даже самых коварных, был готов простить.

Он смотрел на меня детскими ярко-голубыми глазами и смеялся.

– Лиииз, давай, ты бросишь работу, и мы поедем на дачу. Я стол поставлю под яблоней. Ты станешь пить чай, а я буду приносить тебе вишни. В миске. Я же люблю тебя.

– Договорились. Только я сейчас уеду на два часа, а ты обязательно дождись меня. Мне нужно привезти лекарства.

– Дождусь. Не бойся.

Он меня и правда дождался: «Такой я счастливый. Умираю, а ты ко мне успела».

Он знал, когда мне непросто. Не задавал вопросов, которые задают все или почти все. Чувствовал все, что происходит. И решал сам, стоит ли говорить об этом. И умел уловить то, что я уловить не умею.

– Лиииз!

Никто никогда не звал меня так. И не позовет больше. Пока не встретимся. С миской спелых вишен под яблоней. У Бога все живы.

10 мая 2008 г. Не плачь…

Не плачь… Потому что ничего не кончается. И даже когда нет рядом рук, поднимающих тебя, упадшего, не плачь. Не будет рук – будет веточка, за которую можно удержаться. Встань и иди дальше. Ты сможешь.

Не кори, не ищи виновных. В конце концов, во всем виноваты мы сами – так или иначе. Я не верю в то, что все к лучшему. Достаточно просто верить, что ТАК НАДО. А к чему – может, и поймем когда-нибудь. Если поймем.

Да. Не повторится многое. Но оно было. И оно – наше. И нашим останется. Слезами ли, счастьем, болью, с которой жить. Но –

нашим.

Жалей. Не о прошлом, не о несбывшемся, жалей тех, кому, видит Бог, много хуже, чем тебе. И прости. Всех тех, кто обидел, предал, оскорбил. Это вечная борьба добра и зла. И кто делал то или другое – по сути, не разобрать. У каждого своя правда.

Только не плачь. И ничего не бойся. Иди и делай. И все получится.

3 декабря 2008 г. Лена

При самом входе в квартиру становится понятным, что это дом, в котором дочь – центр их домашнего мира.

«Леночка любит …» – далее мать перечисляла то, что любит Леночка. Как росла и как училась, как стала пианисткой.

«Папа готовит мне еду, а мама все время со мной», – Лена и ее мама улыбались и рассказывали нам о том, что было съедено за время, прошедшее с нашего последнего визита.

«Сергей тоже готовит», – это о муже Лены. Он ходил за бесконечными рецептами и, понимая все, сумел до самого конца продержаться – любя, борясь не только за день, а за каждый прожитый ею час. Их час вместе.

Тетрадка, где маминым почерком перечислено выпитое и съеденное. Температура по часам. Пульс и давление.

А Лена говорит: «Я их так люблю… Всю мою семью. Маму, папу, Сережу».

Я стараюсь никогда не задаваться вопросом «за что?», находясь около больного. Случилось – значит, случилось. Нужно помочь. Иначе я не могу.

Она была похожа на олененка – точеная фигура, тонкие руки и огромные карие глаза. Хрупким был и ее взгляд, и голос. Но мир, который она создала вокруг себя, был четким, устоявшимся. И имя тому миру – Любовь. Я не могла представить, что будет с ними, тремя людьми, когда она уйдет. Она, как будто чувствуя это, переживала один день за другим. Вопреки логике и прогнозам. Пока не перестала дышать совсем.

Лены больше нет. Но она смотрит на нас с большой фотографии над роялем. У снимка сидит ее мама и тоже смотрит ей в лицо. Все как-то держатся. Втроем. Ее силой и той любовью, которую она им оставила вместо себя.

«Лиза, я их так люблю. Маму, папу и Сережу»…

13 июля 2008 г. Расстаться, но не стать чужими…

Люди уходят. В другие семьи, в другую жизнь. И можно уйти тихо-тихо, без надрыва и бесконечных выяснений того, что никогда не выяснится. Без вопросов – а как я, а как он, а что скажут друзья и подруги. Смириться, не вспоминать обиды и обманы, а сохранить в себе то, что было. Ведь в каждых отношениях всегда было что-то, что приносило радость. Ведь это правда?

Сберечь те самые слова, ту самую близость. Ожидания, пусть и не оправдавшиеся, былое доверие, прошедшее добро и казавшееся таким невероятным счастье.

И пусть где-то останется боль. Превозмочь себя и забыть все плохое. И простить. Принять то, что дороги могут разойтись не потому, что кто-то плохой. А потому, что дороги иногда просто расходятся. Любовь прощает и, увы, прощается. Но не исчезает из нас, оставаясь самой светлой памятью.

24 июня 2009 г. Коллега

Он сидел на ступеньках здания около подвала нашего фонда. В темных очках, джинсах и голубой рубахе. Такой же, как тысячи других. Войдя в подворотню, я увидела его и сразу узнала. Коллега. Друг, с которым мы с 18 лет работали, общались. Я хорошо знала его жену и детей. Он анестезиолог-реаниматолог. Я научилась от него любить больных. Потом растерялись.

Он научил меня работать. Быть спокойной и выдержанной в ситуации, когда опускаются руки. Научил меня принимать решения. Не метаться, не тратить время на споры. Научил меня не бояться.

Мы обнялись, и он удивился, как я узнала его. Я спросила, как он нашел меня. В метро у соседнего пассажира увидел газету со статьей о фонде. Узнал по глазам. На фото мы все в масках. А он узнал. Сказал, что работает. В другом уже месте. Что у него нет мобильного, потому что ему никто не звонит.

И сказал, печально посмотрев на меня, что у него погибла семья. Коротко и страшно.

Нет сына, который трагически погиб. Нет жены, которая погибла через несколько лет. Нет второго сына, который ушел и не вернулся.

Он научил меня работать. А я очень хочу научить его снова жить.

12 сентября 2008 г. Милосердие

«Кара не должна быть мукой», – нашла в записках доктора Гааза.

Думаю, что эта его фраза применима не только к бездомным и тем, кто, по общепринятым нормам, считается нами ниже себя. Или глупее. Или грубее. И много всяких «или». Это ко всем нам.

Моральные муки малоотличимы от мук физических. Наказывая, осуждая или поучая кого-то, нужно быть милосердными. Потому что с нами могут поступить так же. И, если не отпустить крутой нрав и амбиции, круг замкнется на страшном сочетании палач –

жертва.

Люди ненавидящие меняются до неузнаваемости. Это страшно. Я только одного не понимаю – были ли они такими всегда или стали такими. Ведь все мы рождаемся хорошими. Все.

5 июля 2009 г. Тебе

Когда ты звонила и я была на работе, все в фонде замолкали от того, что я говорю тебе – взрослому ребенку. Мы все переживали, как ты справишься.

Ты выбрала самый тяжелый путь и прошла его вместе со своей мамой. До последнего дня. До последней минуты. От этого отказываются многие, не выдерживая нечеловеческих мук, сопереживания, отчаяния и бессонных ночей.

Ты сделала невероятное, пережив эти недели с мамой вдвоем. Ты дала ей возможность уйти спокойно. Ты нашла в себе силы бегать по аптекам, кормить, колоть, мыть и главное – быть с нею.

Мать и ее ребенок. Наверное, это самое прекрасное, что есть в мире. Для счастья никогда не бывает поздно. Как и для любви. И она это чувствовала. Благодаря тебе.

Бессмысленно говорить тебе «держись» и прочее. Ты уже выдержала. Теперь – жить. Ради мамы. Ради тебя самой. И ради нас – тех, кто тебя любит.

Для желающих внести свой вклад в доброе дело доктора Лизы мы публикуем реквизиты МОО «Справедливая помощь».

Получатель: МОО «Справедливая помощь»

ИНН/КПП: 7705044627/770501001

ОГРН: 1037739511545

Банк: КБ «Юниаструм Банк»

БИК: 044585184

Корр.счет.: 30101810600000000184

Расчетные счета:

В рублях 40703810700300008620

В долларах ($) 40703840000300008620

в евро () 40703978600300008620

Наталья Дальнева

Похожие статьи: