Семья на грани

Семья на грани
Что делать, если семья на грани развода? Или даже уже за гранью — вы развелись, но смириться с этим невозможно? Нашим героиням удалось выйти из тяжелых ситуаций, сохранить или заново выстроить отношения и семью. Своим опытом они делятся с читательницами «Женского здоровья».

Анна: Одинаковые фамилии

Новая работа, новая высокая должность — мне надо было себя зарекомендовать. И я «сбросила» домашних на няню и домработницу. А разговоры с мужем вела исключительно о своих рабочих делах. Мне казалось, что Андрей все поймет.

Не понял. Появилась та, которая его слушала. Сопереживала. И мы развелись — как-то очень стремительно, несмотря на двоих детей.

Осознание было болезненным. Сын с дочкой плакали без папы. Я плакала и вместе с ними, и в одиночестве. Ругала себя, его, ненавидела «разлучницу»… Но в какой-то момент собралась и поставила себе цель: вернуть. Потому что люблю. И уверена, что он тоже еще любит. И что у нас семья — несмотря на штампы о разводе.

Перелопатила кучу книг по психологии. Сходила на прием к психоаналитику. Сама подумала. Выстроила план — и действовала только согласно ему. Никаких рыданий, истерик и упреков. Я всегда в хорошем настроении, улыбаюсь, слежу за собой.

Про себя рассказываю только по запросу — интересуюсь его делами. Прошу советов — как быть с Ваниными спортивными секциями? Отдавать ли Полину на музыку или пока подождать? Прошу помощи — кран подтекает, не починишь?

Главное — никакой фальши. Я не играла, я на самом деле интересовалась этим всем. И заинтересовывала его. Поначалу Андрей отказывался и от кофе, и от разговоров. Но постепенно начал вовлекаться. И когда по воскресеньям приводил детей, оставался еще на час-два: поговорить, что-то починить… А однажды остался до утра.

Мы много разговаривали. Нам потребовалось время, чтобы понять и простить друг друга. Но через полгода мы снова оказались в загсе. И девушка, принимавшая документы, улыбнулась мне: «О! У вас и фамилии одинаковые — менять не придется!». Я верю, что не придется никогда.

Инна: И я влюбилась

Мне стало скучно на пятом году брака. Я по натуре достигательница и добивательница, мне это интересно. А тут… Все сложилось: обожает, на руках носит, жизни без меня не представляет. И я затосковала.

Главное — ведь не объяснить такое. Не попросишь же родного супруга: знаешь, ты люби меня поменьше, с другими пофлиртуй, чтобы я приревновала. Ерунда какая-то. Итог предсказуем — флиртовать начала я. Потому что хотелось эмоций, полета и новых «завоеваний».

Миша начал что-то подозревать. Сцен не устраивал, допросов не вел. Но внезапно уехал в командировку на целый месяц. Мы ни разу так надолго не разлучались — максимум дней десять. И через две недели мне не надо было уже никакого флирта — я хотела только, чтобы муж быстрее вернулся.

Я стала писать ему письма — длинные, нежные, забавные, как в начале нашего романа. Описывала, что мы будем делать, когда он вернется, куда пойдем, с кем встретимся. С волнением ждала ответов.

Коллега однажды спросила: «Инка, с кем ты так переписываешься эмоционально? Влюбилась что ли?». И я с изумлением поняла, что да, влюбилась. В собственного мужа!

Эта влюбленность и вывела наш брак из кризиса. Я как-то заново заинтересовалась мужем. И поняла, что добиваться от него еще много чего можно — к примеру, чтобы платок носовой всегда с собой носил. Так что карта «завоеваний» составлена — я влюбленная горы могу свернуть!

Ольга: Увлеченная собой

Когда Володя начал задерживаться после работы, трудиться в выходные, я не заподозрила беды. Да и с чего, ведь все условия для мужа дома созданы. Уютно, красиво, вкусно, спокойно. Я всегда готова и к разговорам, и к отдыху. В общем, все, как он хочет.

Однажды Володя вернулся нетрезвый. И сказал неожиданное: «Оль, давай разведемся? Я так больше не могу». Я остолбенела. И попыталась выяснить, что не так. Оказалось — я не такая. Он женился на женщине, увлеченной работой, танцами, общением. А сейчас у нее, то есть у меня, одно увлечение — семья и муж. И мужу это приятно, но… Невыносимо! Я его «залюбила». И со мной скучно.

Такие слова — как холодный душ. Горечь, боль, обида. А потом — осознание его правоты. Я ведь даже забыла, какую еду люблю — готовлю только то, что вкусно Володеньке и сыну.

Осознание сменилось здоровой злостью — ах, так? Да я тебе еще покажу. «Вспомнить» прежнюю себя — здоровую эгоистку — оказалось нелегко. Я вызывала эти ощущения из памяти, училась заново себя чувствовать и слышать. И начала с маленьких шажков.

Купила синее платье — муж не любит этот цвет, а я обожаю. Испекла сырников — Володя не ест творог, а я люблю. Сходила на пробный урок в школу танго. Сама попросилась в родительский комитет. В общем, по кирпичикам начала складывать отдельную от мужа и семьи жизнь.

Володя ко мне присматривается. Слушает рассказы о танго. Автоматически жует сырник, а потом удивляется, что творог вкусный. А платье похвалил — несмотря на цвет. И вопрос о разводе как-то снялся с повестки дня, да мне и не до этого. Я еще и на работу устраиваюсь — жизнь бьет ключом!

Ирина ТОРГАШОВА

Похожие статьи: